Главная страница

Рождественские мотивы в произведениях школьной программы

Рождественские образы и мотивы широко распространены в произведениях зарубежной и русской литературы. Главная ценность их - утверждение христианской добродетели. В XIX  веке в литературе сложился особый жанр – рождественский рассказ, в котором удивительным образом сочетается бытовое и бытийное, сиюминутное и вечное. Именно эти произведения воплощали черты Рождественских праздников в русской культуре и призваны были быть, по мысли Ф.М.Достоевского, пищей для размышления в дни «семейного сбора», дни милосердия, примирения.

Задача святочных рассказов состояла в том, чтобы создать праздничную атмосферу, оторвав читателей и слушателей от житейских забот, а также напомнить о нуждающихся и обремененных, о необходимости милости и любви.
В рассказе Н.С.Лескова «Жемчужное ожерелье» автор так рассуждает об особенностях этого жанра: «От святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера - от Рождества до Крещенья, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка, и наконец - чтобы он оканчивался непременно весело».
Рождественский рассказ как проповедь человечности, любви, добра, традиционно в литературе стал призывом к  изменению жестокого мира через собственное преображение. Несомненно, в современной литературе жанр святочного рассказа утратил свои некоторые родовые черты. Однако изучение таких рассказов необходимо не только потому, что в них скрыт мощный воспитательный потенциал, но и ввиду «непритязательности» формы и содержания, которое способен понять и взрослый читатель, и ребенок.
Насколько полно представлены в современных образовательных программах произведения, в которых прослеживаются рождественские мотивы?

Общий обзор ряда программ, традиционных для современной общеобразовательной школы, показывает, что единственное произведение, которое встречается в большинстве образовательных программ – это повесть Н.В.Гоголя «Ночь перед рождеством».
В раздел «Советы библиотеки» (для дополнительного чтения по программе автора-составителя А.Г.Кутузова) включен рассказ А. И. Куприна «Чудесный доктор». Сюжет его знаком нам еще с детства. Помните, добрый человек, случайно узнав в сочельник о бедствиях одной несчастной семьи, помогает вылечить больную девочку и накормить голодных детей. Этот рождественский рассказ – чудесная история, поселяющая в нашем сердце веру в чудо.
Еще одно произведение, рекомендованное для домашнего чтения в 5 классе, - рассказ А. Погорельского «Черная курица, или подземные жители» (программы А.Г.Кутузова и В.Я.Коровиной). Любимое  занятие  юного героя в зимние вечера, такие, как,  например, в Рождество или  в светлое  Христово воскресенье, - когда он разлучался надолго со своими  товарищами, когда часто  целые  дни просиживал  в  уединении, - «юное воображение его бродило по  рыцарским  замкам, по страшным развалинам или по темным, дремучим лесам». Действительно, эта добрая сказка может перенести нас в светлый мир и заставить размышлять над мотивами и последствиями наших поступков.
О. Генри «Дары волхвов» (входит в программы А.Г.Кутузова, Е.В. и Р.Н. Бунеевых и В.Я.Коровиной). Как и большинство рассказов начинаются с описания несчастий героев. Но сияние великого чуда Рождества разлетается тысячами искр - чудо входит в частную жизнь людей, это чудо бытовое, которое воспринимается как удачное стечение обстоятельств, как счастливая случайность. Любовь героев О.Генри способна совершить чудо, так как сама является чудом. В развязке святочной истории красота, добро, человечность, вера в возможность осуществления мечты должны торжествовать хоть на мгновение.
Однако наряду с рождественскими рассказами, есть целый ряд произведений, где такая жанровая черта, как счастливый финал, реализуется неоднозначно. К ним относятся сказка Андерсена «Девочка с серными спичками», рассказ Ф.М. Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке» (программа А.Г.Кутузова), стихотворение Ф. Рюккерта «Ёлка сироты», рассказ М.Е. Салтыкова-Щедрина «Ёлка», К.М. Станюковича «Рождественская ночь», «Ёлка» (в школьную программу не включены).
Рассмотрим некоторые особенности рассказа Ф.М. Достоевского «Мальчик у Христа на елке».  Этот рассказ был опубликован в январском выпуске журнала «Дневник писателя» в 1876 г., как указывает исследователь Н.М. Копытцева, между двумя публицистическими фрагментами: «Мальчик с ручкой» и фрагментом «Колония для малолетних преступников…». В первом фрагменте рассказывается о встрече автора с мальчиком «никак не более как лет семи» и о множестве других мальчишек: «их высылают с «ручкой» хотя бы в самый страшный мороз, и если ничего не наберут, то наверно их ждут побои».
«Мальчик у Христа на елке» написан в жанре святочного (рождественского) рассказа. Но жизнь героев не меняется в лучшую сторону, никто в страшном и холодном мире города не способен уберечь от смерти шестилетнего ребенка. В реальном пласте изображаемого чудо не происходит. Оно совершается в ином, небесном плане, где чудесное, как указывает Н.М. Копытцева, «связано с событием сверхъестественным - с явлением Самого Господа». Так, в предсмертном видении мальчику представляется, что его приводит на райскую елку Христос. Смерть ведет к обновлению, к воскресению в жизнь уже вечную. Мальчик замерзает в студеную зимнюю пору, но, согретый любовью Спасителя, воскресает уже на «Его Небе», где он обретает все, чего так не хватало ему в действительности - свет, тепло, любовь.
Ю.В. Стерликова пишет о том, что «герои-дети Достоевского способны смягчить души черствые, преступные, возродить святые и спасительные чувства, скрытые в глубине души каждого человека». По мысли писателя, дети живут как «некое указание нам», они - посланники Божии на земле. Эту идею воплощает автор, раскрывая удивительное влияние ребенка на взрослого. Дети напоминают о возможности возрождения. Подобного мотива возрождения черствой души в рассказе «Мальчик у Христа на елке» нет. Здесь герой встречается с поразительным бездушием и равнодушием к нему со стороны взрослых. В этом произведение Достоевского расходится с традиционными рождественскими (святочными) рассказами, где образ ребенка напоминал взрослому о чем-то добром и вечном.
«Определяя жанровую специфику святочного рассказа, – утверждает Н.Н. Старыгина, – следует прежде всего исходить из того, что в нем воплощается христианское душевное устроение, что находит выражение в общей эмоциональной атмосфере произведения (любовь, милосердие, сострадание, смирение, упование на Бога в сложных житейских ситуациях)».
«Мальчик у Христа на елке» обращен к чувствам и сердцу читателей. Мальчик слишком мал, чтобы понять истинные причины всего происходящего: почему его никто не покормит? Отчего так холодно? Почему мать лежит так неподвижно? «Он подивился, что она не двигается и стала такая же холодная, как стена. «Очень уж здесь холодно», – подумал он, постоял немного, бессознательно забыв руку на плече покойницы».
Итак, один из элементов детского святочного рассказа – наличие чуда, совершенного в канун Рождества Христова:
«И вдруг ему послышалось, что над ним запела его мама песенку.
– Мама, я сплю, ох, как тут спать хорошо.
– Пойдем ко мне на елку, мальчик, – прошептал над ним вдруг тихий голос».
Это «Христова елка, – отвечают они ему. – У Христа всегда в этот день ёлка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки...».
Достоевский описывает видение шестилетнего ребенка: явление Христа, Христову елку, умерших давно от голода детей и их матерей. Только в этот момент герой находит свое успокоение, он чувствует, что его любят: «Он не видит, но кто-то нагнулся над ним и обнял его в темноте, а он протянул ему руку и ...и вдруг, – о какой свет! О, какая елка!»
«А внизу наутро дворники нашли маленький трупик забежавшего и замерзшего за дровами мальчика; разыскали и его маму... Та умерла еще прежде его, оба свиделись у Господа Бога на елке в небе». Даже фантастическое явление Христа мальчику описано как видение, которое является герою во сне, а не наяву. И драма отвергнутого ребенка, разыгравшаяся в конце повествования, логически оправдана.
Детский ли это рассказ? По силам ли ребенку осмыслить происходящее в художественном пространстве рассказа?

Ф.М.Достоевский объясняет читателю все происходящее и заставляет сделать «взрослые» выводы из рассказа. «А еще обещал рассказы преимущественно о событиях действительных! Но вот в том-то и дело, мне все кажется и мерещится, что все это могло случиться действительно, – то есть то, что происходило в подвале и за дровами, а там об елке у Христа – уж и не знаю, как вам сказать, могло ли оно случиться, или нет? На то я и романист, чтоб выдумывать».
Святочный рассказ – это всегда некий нравственный урок, притча, пробуждающая надежду и любовь в сердцах читателей. И если наш разум посмеивается, то сердце всегда готово откликнуться на духовную правду, заложенную в сюжете подчас незамысловатого произведения.



 

 

Приглашаю на улицу Юности!

Самые неожиданные и яркие открытия ждут каждого, кто даже после окончания школы остается жить с задорным ощущением детства. На улице Юности не разучились удивляться, здесь не ждут подсказок и готовых решений,  хоть иногда изобретают то, что уже кем-то изобретено...

Оцените мой сайт
 

Поиск

Посетители

Сейчас на сайте находятся:
 43 гостей